22.04.2015
Торговый представитель Российской Федерации в Соединенных Штатах Америки А.Ю. Стадник: санкции США в торговле с РФ дали обратный эффект

Торгпред РФ в США Александр Стадник на встрече с представителями американских ассоциаций BIO, PhRMA, InPharama

В марте 2014 года, после вхождения Крыма в состав России, США и вслед за ними ЕС и ряд других стран Запада ввели санкции против российских чиновников и компаний, а позднее в отношении целых отраслей российской экономики. В ответ РФ ограничила импорт продовольствия из этих государств. О том, кто больше пострадал от санкционной войны, кому она, как оказалось, была выгодна, а также о том, почему у европейцев больше шансов, чем у американцев, вернуться на российский рынок, рассказал в интервью корреспонденту РИА Новости в Вашингтоне Григорию Дубовицкому торговый представитель РФ в США Александр Стадник.

— С момента введения США санкций против России прошло чуть больше года. Как вы оцениваете результат этих действий во взаимной торговле?

— Как ни странно, ограничительные действия дали обратный эффект. По итогам 2014 года объем российско-американского товарооборота, по данным ФТС России, несмотря на санции вырос на 5,6% и составил 29,2 миллиарда долларов, причем как раз за счет экспорта американской продукции до уровня 18,5 миллиарда долларов. В первую очередь по машинам, оборудованию, авиационной технике — это те же самые "Боинги", контракты по которым были заключены с "Аэрофлотом" и "Ростехом". Россия и США выполняют обязательства по контрактам, но существуют и новые.

Российский экспорт в США снизился на 4,1% и составил 10,2 миллиарда долларов, что связано главным образом с падением цен на наш основной экспортный товар — нефть и нефтепродукты. Отрицательное сальдо России в торговле с Соединенными Штатами составило 7,8 миллиарда долларов.

По итогам 2014 года доля России в товарообороте США составила 0,9%, в списке торговых партнеров США по объему товарооборота Россия заняла 25-е место. Основу российского экспорта в США составляли минеральные продукты, прежде всего нефть и нефтепродукты — 59%, металлы и изделия из них — 25%, продукция химической промышленности — 9%. Основу российского импорта из США составляли машины, оборудование и транспортные средства — 68%, продукция химической промышленности — 8%, продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье — 6%.

Однако значимость развития торгово-экономических отношений между нашими странами определяется не только абсолютными цифровыми показателями двусторонней торговли, а местом и ролью влияния России и США на глобальные экономические процессы.

— Получается, в целом товарооборот только вырос. Какие компании в таком случае пострадали?

— С российской стороны под санкции подпадают многие компании, работающие в энергетике, финансовом секторе, а также производящие продукцию, которая, по мнению американцев, может использоваться в нашем ОПК.

Но основной ущерб нашим экспортерам наносят даже не сами санкции, а действия американцев, которые иначе как барьерами в торговле не назовешь. Скажем, в конце прошлого года США в одностороннем порядке вышли из СПАР (Соглашение о приостановлении антидемпингового расследования — ред.) по отдельным видам горячекатаной стальной продукции российского происхождения под весьма надуманным предлогом. Теперь против наших сталелитейщиков действуют абсолютно нерыночные заградительные пошлины, блокирующие им доступ на рынок США.

Приведенный случай не первый. Даже до известных событий на Украине имели место случаи, когда российские компании, успешно вышедшие на рынок США, в том числе и по итогам применения конкурентных процедур, с тем или иным высокотехнологическим продуктом могли оказаться в ограничительном списке.

Торгпредство включается в пределах своей компетенции в процесс урегулирования ситуации, мы работаем в очень тесном контакте с российским Посольством в США. Сегодня требуется более тщательная и кропотливая работа по поддержке проектов российского бизнеса в США.

Мы же в отношении американских компаний, особенно тех, кто работает на нашем рынке, ведем себя куда более доброжелательно, строго придерживаясь правил и договоренностей.

Сегодня желающих выйти на российский рынок на порядок, в разы больше, чем в девяностые годы. Россия — это цивилизованный игрок в системе международных торгово-экономических отношений, соблюдающий нормы и правила международной торговли, следующий нормам ВТО.

—  А как ответные меры РФ повлияли на американские компании?

— От ответных российских мер пострадали в основном производители продовольственных товаров. Это стало особенно заметно по итогам 2014 года, когда в США были зафиксированы рекордные урожаи сахарной свеклы, кукурузы, сои. Аналитики Международного совета по зерну (IGC) ожидают, что доли России и США на мировом зерновом рынке в 2014-2015 маркетинговом году немного перераспределятся в пользу Российской Федерации: с 8% и 28% в 2013-2014 сезоне до 10% и 25% соответственно.

Несмотря на то, что наши американские коллеги отрицают возможный урон для птицеводческой отрасли, он тем не менее существует, поскольку Россия являлась вторым по объему рынком для американской курятины: в прошлом году, по данным американской статистики, было экспортировано в Россию куриных ножек на общую сумму 309 миллионов долларов, это 7% от всего объема экспорта США по этой товарной позиции.

—  Как, по вашим данным, воспринимают сложившуюся ситуацию американские бизнесмены?

— Позиция большинства американских бизнесменов по вопросу санкций, введенных американской администрацией, во многом схожа и носит негативный характер. Мнения, которые были высказаны как с трибун, так и в кулуарах форумов, в большинстве своем следующие: санкции незаконны, наносят серьезный ущерб не только торгово-экономическим отношениям России и США, но и негативно влияют на общее развитие торгово-экономических связей на глобальном уровне. Даже те в США, кого можно отнести к русофобам, понимают, что с Россией надо договариваться. Если уж не удалось за 50 лет "задушить" Кубу, то Россию… Мы можем как пружина — отскочить еще сильнее, если на нас давить и давить назойливо.

— Высказывалось мнение, что в большей степени от санкций пострадали европейские, а не американские производители, а значит, ограничения выгоднее США, чем ЕС.

— По сути, мы становимся свидетелями очередного передела мирового рынка, формирования новой модели отношений между ведущими державами. Если посмотреть внимательно, то от санкций сейчас больше всего несут ущерб европейцы, а не американцы — американская экономика от них не страдает. Здесь США ведут себя очень прагматично, все просчитано и выверено. Там, где им некомфортно, те же титан, ракетные двигатели, там делаются исключения из общих правил. Да, в результате ответных ограничительных мер России пострадали некоторые производители продовольствия в США, в первую очередь птицы. Но в большей степени пострадала Европа, и уже ощутимо, поэтому напрашивается вывод, для чего эти санкции вводятся.

Рано или поздно планы европейцев и американцев в отношении России станут разнонаправленными, и США со своими ограничениями могут оказаться слишком далеко впереди ЕС. С учетом того количества законодательных актов, которые в США уже имеются, они не будут свободны в маневре так, как европейские компании, и будут терять свои конкурентные преимущества по сравнению с европейцами. Когда будут сняты санкции, то уже произойдет перераспределение игроков на рынке и точка возврата к этому времени может быть пройдена.

Санкции — это всегда условия, под которые адаптируется экономика. Она уже начала работать по-другому: по-новому распределяются финансовые, товарные потоки в мире. И такое перераспределение, например, среди российских компаний уже есть. Некоторые пересмотрели и приостановили свои инвестиционные планы по созданию в США крупных производств, которые бы создавали в том числе много новых рабочих мест. Что ж мы будем ориентироваться на тех партнеров, которые усложняют сотрудничество? Нет, механизм рыночной экономики всегда настроен на восстановление, и новая экономическая модель будет еще более эффективной, чем старая.

— Можно ли сказать, что российский и американский рынок потеряны друг для друга?

— Нет, это не значит, что мы теперь закрыты для США, мы смотрим и на Восток и на Запад. И в целом можно мириться, можно ссориться, но мы все в одной лодке. Не надо лодку раскачивать. Необходимо договариваться, учитывать интересы сторон. К сожалению, в действиях США это наблюдается крайне редко. Сегодня наши отношения в торговле и экономике неудовлетворительные, потому что не удовлетворяют интересам ни российского, ни американского бизнеса. Американцы заморозили межгосударственные институты, прежде всего, я имею в виду президентскую комиссию.

Впрочем, деловые контакты с января начинают нарастать по экспоненте. Был период, когда за счет санкционных ожиданий и действия властей США некоторые думали остановиться. А сейчас интерес снова растет. Ряд всемирно известных компаний заинтересованы в налаживании новых связей и в развитии существующих, в создании производств в регионах России. Это регионы как центральной России, так и Дальнего Востока, где создаются территории опережающего развития, где очень интересные условия для бизнеса и где у нас хорошие логистические возможности. Сегодня создание производственных площадок в РФ для зарубежных компаний может рассматриваться как создание стратегических точек для выхода на рынки третьих стран, причем не только Евразийского экономического союза. Это будут стратегические проекты на долгое время — важно только, чтобы им не вставляли палки в колеса недальновидные политизированные решения на (Капитолийском) холме.

Есть и ряд интересных российских проектов, в том числе в сфере инноваций, которые мы готовы предложить на рынке США. Некоторые из них в разы эффективнее того, что есть сегодня в мире. Для нас очень важны надежные партнеры, здесь лучше пусть будут 2-3 компании, но которые будут действительно заинтересованы и готовы к работе. И самый правильный вариант сотрудничества в современных условиях — это совместное производство, совместное использование разработок, финансовых инструментов и, главное, совместное встраивание в глобальные цепи создания добавленной стоимости. Мы можем делать это сейчас в формате b2b, несмотря на санкции, хотя предпринимателям двух стран не хватает новой нормативно-правовой базы, создание которой заморожено из-за введенных ограничений.

— Вы упомянули возможное сотрудничество американских компаний со странами Евразийского экономического союза. Насколько сегодня высок интерес к этому объединению в США?

— Еще в декабре прошлого года в Вашингтоне на площадке торгпредства России в США прошла конференция "Ведение бизнеса с Евразийским экономическим союзом". Это мероприятие проводилось американской неправительственной организацией "Евразия центр" при поддержке российских загранучреждений. К участию были приглашены представители Евразийской экономической комиссии, МИД России, представители деловых кругов США. Обсуждались различные вопросы развития международных торгово-экономических отношений стран, входящих в ЕАЭС, в том числе правового регулирования, технического регулирования, торговли товарами и услугами и др. Отдельный акцент в рамках конференции был сделан на теме широких инвестиционных возможностей стран Евразийского экономического союза. В марте 2015 года прошла вторая подобная конференция, уже под эгидой Европейского института в США, с участием представителей Армении. Как видите, данная тема крайне интересует как наших американских партнеров, так и европейских.

— Каким в связи с санкциями, по вашему мнению, будет торговый оборот России и США в 2015 году?

— Говоря о структуре товарооборота, очевидно, что будут сокращаться американские поставки продовольственных и сельскохозяйственных товаров, которые традиционно входили в тройку основных статей американского экспорта в Россию.

Есть предпосылки снижения поставок американской высокотехнологичной продукции из-за введения секторальных санкций и ужесточения правил экспортного контроля в отношении поставок в Россию ряда товаров и услуг.

С учетом того, что составляющие основу российского экспорта в США нефть и нефтепродукты, химическая продукция не подвергаются санкциям и поставляются по долгосрочным внешнеторговым контрактам, можно предположить, что объем российского экспорта сократится незначительно и будет зависеть в большей степени от мировых цен на вышеуказанную продукцию и спроса на американском рынке. Поставки же металлургической продукции из-за упомянутой ситуации с нашей горячекатаной сталью снизятся.



РИА Новости http://ria.ru/interview/20150422/1060145931.html#ixzz3Y9CfWNga

Russia Beyond the Headlines Руководство для экспортеров Путеводитель  для бизнеса по США Проверка деловой репутации компаний Российский экспортный каталог Business Investment Guide to Russia Новости фарминноваций Российский союз выставок и ярмарок EURASIAN ECONOMIC INTEGRATION: FACTS AND FIGURES Инвестиционные проекты регионов ЭкспоФорум-Интернэшнл Doing business in Russia ТПП Партнер Заявка на размещение информации Портал ВЭД Бизнес в России USRBC Центр экспертизы по вопросам ВТО Экспортный контроль США Russia Direct Инвестиционный портал регионов России Журнал RBTH Traveller RBTH: Doing Business With Russia Eastern Economic Forum (EEF) 2017